Category: путешествия

машина

Любовь к отеческим гробам. Вилообразный крест



Отдыхая, на выходных, побывал в храме под Калугой. Отреставрирован недавно, замечательные места. Но заинтересовался историей места, потому как поглядел, и что заметил - лежат там, заявленные как могильные плиты, вот такие камни.
Collapse )
солдат

Игумену Тихонова монастыря. Калужский Губернский Совет Народных комиссаров предписывает Вас

1918 г.
«Игумену Тихонова монастыря. Калужский Губернский Совет Народных комиссаров предписывает Вас сделать распоряжение о переводе из капиталов Тихонова монастыря 10 000 (десять тысяч рублей) на текущий счет Врачебно-санитарного Комиссариата… В противном случае все имущество и дома монастыря будут конфискованы».

Рассказ коммиссара монастыря о  вооруженном налете на монастырь.
«В ночь с 22 на 23 апреля приехали на двух автомобилях грузовых и одном легковом вооруженный двумя пулеметами отряд и конная команда. Мне о приезде сообщено не было. Тогда я увидел тов. Витолина и Образцова. Подойдя к Витолину, я отрекомендовался комиссаром монастыря и спросил, какие предпримут они действия. На это тов. Витолин ответил, что это решит совет, и попросил моего содействия в расстановке часовых, что я и сделал. Потом они потребовали обед, как для солдат, так и для комиссаров, что и было исполнено. После обеда всем были отведены номера в гостинице монастыря для ночлега, а утром тов. комиссары изволили спать до 9 часов, и я крайне был удивлен таким поблажкам передовых работников. Когда они встали, я решил войти к ним в номер, где увидел тов. Образцова, сидящего с бумажкой в руке, а перед ним стоящего повара и слушающего приказания тов. Образцова о заказе генеральского обеда. «Есть ли мясо?» — спросил тов. Образцов. «Такого не имеется», — ответил я. Кто-то из комиссаров сказал: «Надо зарезать поросенка». «Поросят нет, — ответил я, — а скот весь взят на учет Волостным Земельным комитетом». Тогда тов. Образцов приказал повару зарезать кур, что и было им исполнено, несмотря на то, что я сказал: «Куры тоже взяты на учет».
Часов в 11 неожиданно я оказался под домашним арестом, и в это время начался обыск. Что происходило во время обыска, я знать не мог, но, войдя в номер, куда принимались отобранные вещи и где происходила опись таковых и подсчет, я заметил роспись монахов, у которых отбирали вещи, а также туда стали приносить красное вино четвертями. 
В 2 часа были принесены два ящика церковного вина. В 4 часа обыск закончился. После обыска все разместились по номерам, и тов. Ассен-Аймер попросил у начальника конного отряда хороших лошадей, и поехали по слободе. Через некоторое время были слышны выстрелы, после чего комиссары вернулись. Когда я сидел в номере фельдшерицы вместе с землемером Меньшовым, в номер взошел тов. Витолин и сказал, что архимандрит и казначей приговорены к смертной казни. На вопрос землемера Меньшова, когда приведут в исполнение приговор, тов. Витолин ответил: «Приговор Военно-полевой суд постановил привести в исполнение в 11 часов, но по просьбе архимандрита отсрочить, просьба была удовлетворена до 6-ти часов утра». На вопрос землемера Меньшова, как чувствуют себя монахи, тов. Витолин ответил: «Ничего, но просят священника причастить их, что и было исполнено».
В это же время на мой вопрос, почему игнорируют меня, как избранного от стотысячного населения, ответил, что «мы вам не доверяемся».
24-го также изволили спать до 8-ми часов. Были спрошены у начальника команды тов. Ассен-Аймера лошади на которых куда-то выехали, тов. Образцов выехал после на автомобиле с отрядом. Часа в два вернулись. По приезде я спросил у тов. Витолина: «Будет ли дана мне опись всего того, что увозится?». Он сказал, что перед отъездом мы вас позовем и опись вам дадим. Перед отъездом я был приглашен, и, входя в номер, увидел тов. Образцова, сидящего в кресле и держащего в коленях четверть церковного вина. На мой вопрос, дадут ли мне сейчас опись, он ответил, что опись сейчас дать не могут, а перешлют ее в уездный совнарком. После чего взяли все отобранные вещи, они уехали».