Category: общество

машина

Иван Тургенев - Щи

У бабы - вдовы умер ее единственный двадцатилетний сын, первый на селе работник.
Барыня, помещица того самого села, узнав о горе бабы, пошла навестить ее в самый день похорон.
Она застала ее дома.
Стоя посреди избы, перед столом, она, не спеша, ровным движением правой руки ( левая висела плетью ) черпала пустые щи со дна закоптелого горшка и глотала ложку за ложкой.
Лицо бабы осунулось и потемнело; глаза покраснели и опухли... но она держалась истово и прямо, как в церкви.
" Господи!— подумала барыня.— Она может есть в такую минуту... Какие, однако, у них у всех грубые чувства! "
И вспомнила тут барыня, как, потеряв несколько лет тому назад девятимесячную дочь, она с горя отказалась нанять прекрасную дачу под Петербургом — и прожила целое лето в городе!
А баба продолжала хлебать щи.
Барыня не вытерпела, наконец.
— Татьяна! — промолвила она. — Помилуй! Я удивляюсь! Неужели ты своего сына не любила? Как у тебя не пропал аппетит? Как можешь ты есть эти щи!
— Вася мой помер, — тихо проговорила баба, и наболевшие слезы снова побежали по ее впалым щекам. — Значит, и мой пришел конец: с живой с меня сняли голову. А щам не пропадать же: ведь они посоленные.
Барыня только плечами пожала — и пошла вон. Ей - то соль доставалась дешево.
машина

Вятичи

Первое известное упоминание Калужских мест (450 г до Р.Х.) есть у Геродота, который описывая северную часть Европы, упоминул о пространстве, занимаемой ныне Калужскаю губернию. По его мнению от истоков Днестра через Волынь, Белоруссию, Калугу и Москву до нынешней губернии Владимирской простиралась тогда земля, которая около Калуги и Москвы называлась у древних Птерофорией, или перяною землею; потому что, воздух там наполнен был всегда комьями снегу, представляющими маленькия перья или пух. И населял землю народ называемый как «Йирки".


«Йирки», населявшие Московскую, часть Ярославской, Тульской, Калужской, Тверской областей и оставившие здесь Дьяковскую культуру (названную по Дьяковскому городищу — ныне в черте Москвы) — это, по-видимому, урги или уроги — угорское племя, ставшим впоследствии одними из предков болгар. В пользу их родства с уграми говорит и то, что йирки, по Геродоту, были конным народом, отличными наездниками и дрессировщиками лошадей, и то, что Помпоний Мела в своем «Землеописании» вместо «йирки» употребляет слово «турки» — обычное для римлян обозначение угров. По историческим сведениям более поздних времен в этих краях обнаруживаются как раз угорские народы, что подтверждается и гидронимикой здешних мест — в верховьях бассейна Оки есть реки Угра, Угричка, Угреша, и в Московской обл. была р.Угреша — приток Пехорки. И исследователи приходят к выводу, что в топонимике Московской области угорские названия — самые древние. Только после них появляются финские и балтские. Видимо, угры были и «берендеями», которых славянские легенды и сказки называют жителями данного региона.

Были так же еще и тиссагеты, но вот кем являлись «многолюдные» тиссагеты, сказать еще труднее. Городецкая культура, распространявшаяся по Оке, сохранила остатки их городищ — небольших по площади, от 2 до 5 тыс. кв. м, но сильно укрепленных. Валы достигали высоты 6 — 8 м, перед ними выкапывались рвы, а по гребню возводился бревенчатый тын. То есть, им было от кого обороняться (очевидно, от соседей-угров). В бытовых особенностях у них было много общего с финскими народами. Обитали они в домах-полуземлянках, поклонялись богам в открытых святилищах, располагавшихся на холмах — в центре, на возвышенности, устанавливался главный деревянный идол, а вокруг него несколько второстепенных. Занимались они в основном скотоводством, отчасти земледелием, рыболовством, охотой. Мужчины носили полотняные штаны, рубашки, кожаные поршни. Наряд женщины состоял из длинной рубахи, а украшения были довольно простыми. Волосы повязывались лентой, иногда — с подвесками, на груди нашивались на рубаху серебряные или медные круглые диски диаметром 10 — 15 см, на которых попадаются изображения лунных и солнечных календарей. Но с финнами-будинами Геродот их не смешивает. Так что скорее, это как раз и были балты, переселившиеся с запада. А может быть, являлись ветвью какого-то арийского народа, оттесненной в глушь.

«Велесова Книга» тоже называет несколько таинственных племен, впоследствии исчезнувших. Говорит, например, о неких «лирах» или «лерах», поглощенных финнами-ильмерами. А также о «рыбоедах», которые отказались идти с праславянами на новые места проживания, «не стали плодиться» и вымерли, «потому что от неплодных ничего не осталось» (II 7э). Впрочем, как раз «рыбоедов» можно идентифицировать более или менее определенно. Это те самые потомки охотников каменного века, которые в скифские времена продолжали заселять северо-западный, самый «глухой» угол современной российской территории. Но только они не вымерли, а постепенно оттеснялись на север финскими племенами, а в итоге стали предками самодийских народов.

И, кстати, возвращаясь к вопросу об «андрофагах» — не попытка ли это буквального перевода слова «самоеды»?

Уже в III столетии после Р. X., тогдашнея обитатели Калужской губернии имели сношения или с Готами, или даже с Римлянами; на территории Калужской губернии Серпейского уезда при селении Соболенке найдены Римския монеты, из коих есть с именем Консула Гордиана, в 237 году воевавшаго с Готами по Днепру и далее.

Славяне пришли на берега Оки около половины V столетия, к которому некоторые из писателей относят построение Киева, из племени Славян, живших по берегам Вислы, это были два брата Рэдим и Вятко, второй из которых удалясь оттуда, избрал себе жилище на берегах реки Ока.

Что правда не подкрепляется современными летописями, и иными доказательствами, так что точное время прибытия Славян на Оку остается доселе задачей;
по крайней мере при войсках Ерманарика, около 376,
и при походе на Запад Аттилы, около 433 года,
ни один из городов в Российской Истории известных не упоминается. ;
В 568 году владения Аваров простирались от Волги до Ельбы; но были ль Вятичи в их зависимости, не видно.

В 862 году, при основании Князем Рюриком Русского Государства, Вятичи ему еще не принадлежали. *не упоминались как существоваший на то время народ

В 964 году Святослав Игоревич ходил к рекам Оке и Волге и нашел там Вятичей; но о последствиях сего похода ничего не сказано. У Нестора под сим годом написано: «В лето 6472 Святослав налезе на Вятичи и рече им: «Кому даете дань?» Они же реша: Казаром по щлягу с рала».

В 966 году Святослав в другой раз ходил на Вятичей и победил их. У Нестора о сем вторичном походе Святослава сказано: «В лето 6474 победи Святослав Вятичи, и дань на них возложи».

после это длинная история о том, как они то "отлагались", то снова заваевывались и передавались от князя к князю, из всего этого списка дат достойна упоминания , что
в 1215 году Киевопечерский инок Кукша Вятичам, на Оке обитавшим, проповедывал Евангелие и, крестив их, подвиги свои запечатлел мученическою смертию.